newstaraz.kz

 
 

Смертная казнь, отрубание рук и миллионные зарплаты. Шпекбаев о мировом опыте борьбы с коррупцией


photo_462
  16.06.2016 NewsTaraz.kz.

Алик Жаткамбаевич, расскажите подробнее о таких профилактических встречах. Как они проходят и насколько после них меняется сознание государственных служащих?

Живое общение и каналы личной коммуникации всегда были и будут более эффективным средством воздействия на аудиторию, нежели другие формы и методы информационной работы. С начала текущего года мы встретились с коллективами всех центральных государственных органов. Выступления транслировались в режиме видеоконференции, то есть были доступными и для региональных подразделений министерств. Эта практика будет продолжена в акиматах всех уровней.

Наши выступления состоят из трех частей.

В первой части мы предлагаем аудитории презентацию новой антикоррупционной политики Казахстана, в том числе подробно разъясняем соответствующие новеллы законодательства, приводим сравнительный анализ зарубежного и отечественного опытов, рассказываем о работе уполномоченного органа.

Во второй части показываем материалы негласных следственных действий и решения судебных органов, связанные с разоблачением и осуждением должностных лиц, совершивших коррупционные преступления. Надо признать, что эта часть выступления производит неизгладимый эффект, поскольку наглядно демонстрирует соблюдение принципа неотвратимости наказания за содеянное правонарушение. Приходит понимание того, насколько высоки и рискованны ставки в этой грязной игре, в которой рано или поздно потеряешь все, ломаешь свою жизнь. Сцены задержаний тех, кто еще недавно работал рядом, их пребывания в местах лишения свободы и раскаяния никого не оставляют равнодушным и запоминаются надолго.

В третьей части выступления мы говорим о состоянии коррупции в том госоргане, в котором происходит встреча, озвучиваем наши рекомендации, направленные на устранение причин и условий коррупции в его деятельности.

Продолжительное время Казахстан пытается улучшить свои позиции в Индексе восприятия коррупции. Несмотря на принимаемые меры, наша страна в последние годы все же занимала не лучшее положение в данном рейтинге. Удалось что-то изменить в этом отношении?

В Индексе восприятия коррупции Транспаренси Интернешнлз последние два года наша страна улучшила свои показатели сразу на 17 позиций. По показателю «неформальные платежи и взятки» в рейтинге Глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума Казахстан занимает 64 место против 80 в 2014 году. По показателю «прозрачность принимаемых решений» мы поднялись с 40 на 30 место. В мировом рейтинге развития такого действенного инструмента снижения уровня коррупции, как электронное  правительство, наша страна поднялась на 28 место. Не столь ощутимыми, но все же позитивными стали результаты и по показателю «незаконное использование государственных средств» — 59 место в 2015 году против 61 в предыдущем. Учитывая бескомпромиссную борьбу с хищениями бюджетных денег, развернувшуюся в стране в последние годы и направленную, прежде всего, против нечистых на руку высокопоставленных должностных лиц, можно предполагать, что по этому показателю Казахстан тоже существенно улучшит свои показатели.

Указанные положительные изменения стали возможными в результате перехода Казахстана на новую модель противодействия коррупции, концептуальной основой которой являются Антикоррупционная стратегия РК на 2015-2025 годы, разработанная и принятая по поручению главы государства Нурсултана Назарбаева, а также меры, предусмотренные Планом нации и изложенные в предвыборной программе Президента.

Государственная антикоррупционная политика приобретает все более комплексный и системный характер, выработан четкий алгоритм действий Правительства на перспективу. Наряду с мерами по обеспечению принципа неотвратимости наказания и усилению ответственности за коррупционные преступления, ключевым приоритетом признана работа, направленная на превенцию коррупции, выявление и устранение так называемых коррупционных рисков. По сути в Казахстане начали внедрять модель антикоррупционной стратегии, которая полностью оправдала себя в странах, добившихся наиболее ощутимых результатов в этой сфере.

Позволяет ли существующее законодательство вести успешную борьбу с коррупцией?

Прежде всего следует сказать, что принципиально новый закон «О противодействии коррупции» определяет приоритеты, механизмы и инструменты противодействия коррупции, соответствующие современным требованиям. В нем впервые оговорены меры по предотвращению конфликта интересов, лежащего в основе коррупции. Для объединения усилий государства и общества важное значение имеет признание общественных объединений, физических и юридических лиц полноправными субъектами антикоррупционной политики. В законе опять же впервые нашли отражение меры по противодействию коррупции в квазигосударственном и частном секторах.

Законы «Об общественных советах» и «О доступе к информации» мы рассматриваем как первые шаги на пути создания целостной системы гражданского контроля посредством законодательного закрепления базовых правил его организации и функционирования.

Значительному усилению антикоррупционного потенциала отечественного законодательства способствуют реформы, проводимые в русле реализации президентского Плана нации. В частности, вступил в силу новый закон «О государственной службе», закрепивший новые подходы к отбору и продвижению  кадров на государственной службе на основе неукоснительного соблюдения принципа меритократии. Законом предусмотрено внедрение новой системы оплаты труда в зависимости от достигнутых результатов. То есть мы будем добиваться не только честного и открытого карьерного роста государственных служащих, но и справедливого вознаграждения за труд в зависимости от его сложности, значимости и результативности.

Приняты поправки в законодательство о судебной и правоохранительной деятельности и целый ряд нормативных правовых актов, направленных на формирование подотчетного государства.Повышение независимости судей и прозрачности деятельности полицейской службы, упрощение процесса государственных закупок, создание единого провайдера государственных услуг в виде корпорации «Правительство для граждан» и многие другие законодательные инициативы позволят создать благоприятные условия для существенного снижения уровня коррупции в Казахстане.

С 2017 года в Казахстане начнется процесс перехода к всеобщему декларированию. Этот механизм позволит отслеживать расхождения между официально декларируемыми и фактическими активами. Всеобщее декларирование, на наш взгляд, станет существенным шагом к внедрению рекомендаций ОЭСР об установлении ответственности за незаконное обогащение чиновников.

Отличительной особенностью мер, предусмотренных антикоррупционными нормами указанных законов, является то, что они носят интегрированный и комплексный характер. Это новое для нашей страны явление в сфере противодействия коррупции, позволяющее рассчитывать на ощутимый мультипликативный эффект.

Какой международный опыт в деле борьбы с коррупцией наиболее подходит Казахстану?

Речь не идет о слепом копировании той или иной модели антикоррупционной деятельности. Понятно, что успешное противодействие коррупции в той же Финляндии, Швеции и Норвегии, наиболее «чистых» в отношении коррупции странах, осуществлялось в совершенно иных культурно-исторических условиях. Скандинавский феномен законопослушания, базирующийся на очень высоком уровне правосознания и правовой культуры, делает ненужным создание специальных государственных структур, призванных бороться с коррупцией. А такие государства, как Сингапур и Гонконг, напротив, своими достижениями в сфере противодействия коррупции во многом обязаны деятельности специализированных органов, наделенных правоохранительными функциями. Соединенные Штаты Америки в сфере противодействия коррупции активно используют законодательные средства. Для законодательства этой страны характерно гораздо более широкое понятие уголовно наказуемой коррупции, чем в европейских странах. Например, в Своде законов США (титул 18, статья 209) содержится норма, предусматривающая уголовную ответственность должностных лиц за получение денег от иных лиц, даже если при этом не усматривается  связь с каким-либо конкретным действием или бездействием чиновника.

Одним словом, в зависимости от особенностей общественных отношений в той или иной стране на первый план выходят разные аспекты антикоррупционной политики. Вместе с тем бесспорно, что эффективные национальные стратегии формировались и формируются на основе использования универсальных механизмов, средств и инструментов противодействия коррупции. Мы взяли на вооружение все самое ценное из этого арсенала. К примеру, по опыту Нидерландов, Израиля, Сингапура и других стран начали выявлять возможные точки возникновения коррупционных действий в государственных органах и принимать меры по устранению связанных с ними коррупционных рисков. В соответствии с новым законодательством Казахстана анализом и устранением коррупционных рисков должны заниматься все без исключения субъекты противодействия коррупции.

Как я уже упоминал выше, скандинавские страны достигли успеха в противодействии коррупции не за одно столетие, этот процесс шел веками, и именно социокультурные  аспекты развития этих стран сыграли ключевую роль в минимизации коррупции. Напомню, что в скандинавских странах нет ни специально принятых антикоррупционных законов, ни соответствующих уполномоченных органов.

Неподдельный интерес вызывает история успеха Южной Кореи, которая в 1999 году запустила беспрецедентную программу «OPEN», позволяющую  гражданам контролировать через Интернет процесс рассмотрения своих обращений государственными чиновниками. Таким образом, обеспеченная доступность и прозрачность деятельности государственного аппарата позволили значительно снизить коррупцию.

Из более свежих примеров успешной реализации антикоррупционной политики стоит выделить Малайзию, которая сделала основной акцент на кардинальном реформировании системы государственных услуг, сумев максимально автоматизировать их предоставление и практически нивелировав «человеческий фактор». К тому же Малайзия приоритетом своей антикоррупционной политики определила профилактические меры, то есть устранение причин и условий возникновения коррупции. К числу главных инструментов превенции относятся непрерывное антикоррупционное воспитание и образование, четкие стандарты государственных услуг, контроль и строгое соблюдение этических норм.

Немаловажную роль в успешной реализации антикоррупционной политики любого государства играет уровень оплаты труда государственных служащих. Мы часто слышим историю успеха Сингапура, который на сегодняшний день находится в десятке стран с наименьшим уровнем коррупции. Одним из ключевых факторов этого успеха явилось установление конкурентоспособной зарплаты государственным служащим. Сегодня чиновники Сингапура получают зарплаты, вполне сопоставимые с зарплатами в корпорациях, премьер-министр Сингапура является самым высокооплачиваемым премьером в мире, а зарплаты судей достигли почти миллиона долларов в год.

Как видите, универсального рецепта борьбы с коррупцией нет. Однако это не мешает нам заимствовать успешные практики и реализовывать их с учетом наших культурно-исторических особенностей.

Бескомпромиссная борьба с коррупцией в Казахстане ведется уже не первый год. Но, несмотря на это, масштабы таких преступлений не сокращаются. Мы были свидетелями громких уголовных дел, в которых фигурировали очень высокопоставленные чиновники. Привлекая к ответственности таких людей, какую задачу преследует ваше ведомство?

Приходится констатировать, что громкие коррупционные разоблачения продолжаются из года в год. Так, только за 5 месяцев 2016 года Антикоррупционной службой зарегистрированы досудебные расследования, по которым проходят семь руководителей республиканского уровня,  22 — областного, 14 — городского, 18 — районного.

Если говорить о конкретных делах, наибольший общественный резонанс, безусловно, вызвало «карагандинское дело», основным фигурантом которого является экс-премьер-министр РК С. Ахметов, осужденный на 10 лет лишения свободы. Всего по данному делу, как известно, проходил 21 человек, обвинительные приговоры вынесены целому ряду руководящих должностных лиц области.

В прошлом году мы выявили факты масштабного хищения бюджетных средств в сумме более 10 млрд тенге и систематического получения взяток Председателем Правления АО «Астана Экспо-2017» Ермегияевым Т.А. и 23 должностными лицами компании при проведении тендеров на строительство объектов выставки. Как известно, решением суда Ермегияев приговорен к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Баркинхоев (экс-управляющий директор НК «Астана ЭКСПО-2017») — к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества, остальные фигуранты дела также приговорены к различным срокам от четырех до десяти лет лишения свободы. Фигуранты, которые заключили процессуальное соглашение с прокурором, приговорены к минимальным срокам или наказаниям, не связанным с лишением свободы.

Завершилось дело в отношении экс-акима Костаная Ахметжанова А.М., приговоренного к 13 годам лишения свободы за факты взяточничества, и его ближайшего окружения. По сути при Ахметжанове в Костанае действовала организованная преступная группа, наладившая «коррупционный трафик».

Итоги указанных дел свидетельствуют о том, что в Казахстане ведется серьезная работа по очищению общества от коррупции, и отвечать перед законом будет каждый, несмотря на должности и ранги.

В последнее время в социальных сетях часто встречаются призывы граждан ввести за коррупционные преступления высшую меру наказания в виде смертной казни по аналогии с некоторыми другими странами. Что Вы думаете по этому поводу?

На сегодняшний день смертная казнь за коррупцию предусмотрена в Саудовской Аравии, Иране, Ираке, Китае, Таиланде и на Кубе. Приведу данные по Китаю: с 2000 года исключительной мере наказания подвергнуто более 10 тыс. чиновников, уличенных в коррупции. При этом китайские власти только недавно установили пороговый уровень взятки, за получение которой наступает смертная казнь. Это 460 тыс. долларов США. Относительно мягко поступают с коррупционерами в Объединенных Арабских Эмиратах, где чиновнику, попавшемуся на взятке, отрубают руку.

Все это репрессивные инструменты противодействия коррупции. На первый взгляд эти меры кажутся действенными, и можно было бы всерьез думать об их заимствовании. Однако их эффективность не доказана ни одним научным исследованием.

Хочу еще раз подчеркнуть, что главным приоритетом антикоррупционной политики Казахстана является не борьба с последствиями коррупционных преступлений, а их своевременные предупреждение и профилактика. Полагаю, что путь превентивных мер гораздо эффективнее и в большей степени отвечает реалиям времени.

Вы упомянули о внедрении практики проведения анализов коррупционных рисков в деятельности госорганов. О чем свидетельствуют результаты этой работы?

Они свидетельствуют о том, что высокие коррупционные риски чаще всего возникают при освоении бюджетных средств, оказании государственных услуг, осуществлении разрешительных, контрольных и надзорных функций, а также при наличии конфликта интересов.На устранение этих рисков направлены меры по формированию транспарентного и подотчетного государства,  предусмотренные Планом нации. На это же нацелена Антикоррупционная стратегия Казахстана. Предстоит создать  эффективную комплексную систему государственного аудита и финансового контроля; обеспечить публикацию бюджетной отчетности и обсуждение общественными советами вопросов финансовой деятельности; навести порядок в сфере оказания государственных услуг прежде всего путем усовершенствования законодательства, автоматизации процессов и развития электронного правительства.

Уже сегодня многие злоупотребления должностными полномочиями при освоении бюджетных средств предотвращаются нами на ранней стадии благодаря работе аналитических подразделений, использующих специальные информационные технологии. Благодаря работе по мониторингу государственных закупок, за пять месяцев текущего года удалось сэкономить около 5,6 млрд тенге. Согласитесь, довольно внушительная сумма.

Особое внимание уделяется профилактике и предупреждению коррупции как в гражданских государственных органах, так и правоохранительных. Только в органы внутренних дел в 2015 году нами внесено более 500 представлений об устранении выявленных рисков коррупционных правонарушений, по которым уволено 56 должностных лиц, 89 человек предупреждены о неполном служебном соответствии. Принимаются меры по совершенствованию деятельности  оперативных служб, улучшению качества работы с обращениями граждан.

В целом, можно говорить о том, что положено начало формированию устойчивой системы анализа и устранения причин и условий, способствующих совершению коррупционных правонарушений. Теперь многое зависит от позиции самих государственных учреждений и управленческой воли их руководителей.

Чем обусловлено возросшее внимание к соблюдению правил служебной этики? Многие по-прежнему скептически относятся к их действенности.

Этический кодекс для государственных служащих не следует рассматривать как набор благих пожеланий. Он содержит четкие стандарты поведения и является одним из основных типов нормативного регулирования деятельности должностных лиц. Несоблюдение требований кодекса теперь рассматривается как признак профессиональной несостоятельности со всеми вытекающими последствиями. Нарушения этических норм, создающие условия для коррупции, будут пресекаться самым жестким образом, включая увольнение с государственной службы. Честность и неподкупность должны стать нормой поведения. И это правильно, ведь высокая культура должностных лиц является важным условием формирования профессионального государственного аппарата.

Мы наблюдаем, как в обществе постепенно формируется антикоррупционное сознание. Открытое общественное порицание оказывает существенное воздействие на государственных служащих. Наглядными примерами этого служат решение бывшего заместителя акима Актюбинской области (С. Нуркатовой), добровольно ушедшего в отставку после обнародования фактов трудоустройства сына и снохи заместителями руководителей областных управлений, увольнения по собственному желанию заместителя Комитета административной полиции МВД РК Балташева и сотрудника Канцелярии премьер-министра Туракельдиева.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о персональной ответственности первых руководителей за коррупционные правонарушения своих подчиненных. На это особое внимание обращает Президент, именно по его инициативе приняты соответствующие законодательные поправки. Руководитель, чьи подчиненные неоднократно были уличены в коррупции, должен нести не только моральную, но и карьерную ответственность. В свое время бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, столкнувшись с такими же проблемами, сказала: «Поставьте в руководство честных людей, и они подберут себе подобных». В этом и заключается истинный смысл этики государственного служащего.

Еще одна проблема, которую хотелось бы затронуть, касается пресловутых подарков. Сегодня антикоррупционной службой ведется активная пропаганда недопустимости подношения населением подарков государственным служащим. Не лишним будет напомнить, что если стоимость подарка превышает 2 МРП, это может повлечь уголовную ответственность и расценивается как взятка. Наша основная цель — сформировать в обществе понимание, что подарок государственному служащему подвергает его серьезному карьерному риску.

Итак, является очевидным стремление государства искоренить коррупцию из сферы своей деятельности, приняты законы, отвечающие международным стандартам, есть Антикоррупционная служба, ведущая бескомпромиссную борьбу с коррупцией. Что еще нужно, чтобы в корне изменить ситуацию в этой сфере?

Если кратко, то для этого требуется, как вы сказали, в корне изменить отношение самого общества к коррупции. Ведь коррупция — это не только уголовно-правовой феномен, который можно квалифицировать нормой Уголовного кодекса как отдельный состав преступления. Коррупцию следует рассматривать как сложное социальное явление. В европейских государствах социальное поведение и образ жизни определяются гражданскими ценностями. Но понадобились столетия, чтобы поставить эти ценности выше родственных. Веками формировалась мораль  абсолютного неприятия коррупции.Еще Плутарх писал: «Кто способен извлекать корысть из общественных дел, способен и на обкрадывание могил». Поэтому вполне понятно, что в этих странах государственный служащий, уличенный в неблаговидных коррупционных деяниях, рассматривается с точки зрения морали как враг государства и общества, со всеми вытекающими из этого последствиями. Мы тоже должны стремиться к утверждению таких ценностей и морали, разделяя с государством ответственность за будущее. Трудно и непривычно отказываться от подарков, но это следует делать. Помните слова великого Ганди: «Ты должен сам изменить в себе то, что хочешь увидеть в изменившемся мире».

(просмотры 12 за всё время, 1 Смотрели сегодня)

Источник →  newstaraz.kz


Источник →  newstaraz.kz


 

Больше новостей →  newstaraz.kz

 

Уважаемые посетители newstaraz.kz ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


   

NewsTaraz