newstaraz.kz

 
 

Майя Бекбаева в фантастически короткие сроки овладела казахским языком и тем самым расширила аудиторию своей программы «Моя история»


063f3a01-dd1d-448d-ba88-aeacff274b89
  04.11.2015 NewsTaraz.kz.

«Оставаясь в профессии, оставаться человеком»

Фото из личного архива

Майя Бекбаева рассказала Today.kz о приемах успешного интервью, методах изучения казахского языка и о том, что думает о своей внешности.

Однажды дав публичное обещание, телеведущая Майя Бекбаева в фантастически короткие сроки овладела казахским языком и тем самым расширила аудиторию своей программы «Моя история». Казахстанские и российские звезды охотно беседуют с ней на самые откровенные темы. Порой герои Майи Бекбаевой даже не скрывают слез перед камерой. Сама телеведущая признается, что в разговоре с гостями программы старается избегать ошибок, которые чаще всего допускают журналисты.

Майя Бекбаева рассказала корреспонденту Today.kz о приемах успешного интервью, методах изучения казахского языка, а также о том, что думает о своей внешности.

— Майя, в новом телевизионном сезоне вы неожиданно заговорили на казахском языке. Что вас вдохновило на его изучение?

— На самом деле сначала был порыв, а потом пришло вдохновение. На презентации первого сезона «Моей истории», во время пресс-конференции, коллеги задали мне вопрос о том, почему нет версии программы на казахском языке. Тогда я дала публичное обещание, что через год я исправлю ситуацию и буду вести проект уже на двух языках. Таким образом я не оставила себе путей отступления, и мне ничего не оставалось, кроме как сдержать свое слово. Даже мои коллеги заключали между собой пари. Никто не верил, что это возможно сделать за такое короткое время.

— Сколько времени заняло изучение языка?

— Я активно занималась все лето и продолжаю это делать, но до совершенства, конечно, еще далеко. Но для меня самое главное, что благодаря «Жан Сырым» мы показываем казахскоязычных героев. Например, ни для кого не секрет, что народ любит группу «Муз Арт» или того же Кайрата Нуртаса, но было очевидно, что на русском языке эти люди не раскроются. Однако такое желание у них было. Мы заранее обсудили темы, на которые будем беседовать, подготовили вопросы, для того, чтобы разговор с героями был полноценным. Только благодаря поддержке наших артистов и их вере в меня я на это решилась. И была готова даже к шквалу критики, но, к счастью, по сей день отзывы по большей части положительные. Возможно, своим примером я подтолкну кого-то из коллег или зрителей к изучению языка. Ведь многие не говорят именно от страха быть осмеянными. И я в свою очередь призываю всех, кто хочет заговорить, но не решается:  «Не бойтесь преодолевать языковой барьер, говорите без оглядки на кого-либо. Умные люди, по-настоящему радеющие за развитие языка в стране, вас поддержат. А те, кто осудит, глупы и недалеки. Так какое вам дело до них?». Для меня с самого начала самым сложным было это: достойно, без акцента начитывать закадровый текст. Сложный литературный текст.  Три месяца я занималась исключительно тем, что «ломала язык»: читала и еще раз читала. Поначалу запись одного текста занимала у меня несколько часов. Каждое предложение я перечитывала по двадцать-тридцать раз. Сейчас я трачу на это занятие пятнадцать минут, максимум час. Есть люди, которые не верят, что это читаю я. Значит, получается.

Прежде чем выпустить первую программу в эфир, я показала ее Бибигуль Жексенбай, одной из самых грамотных казахскоязычных журналистов в Казахстане, и сказала буквально следующее: «Бибигуль Нургалиевна, если вы сейчас скажете, что это плохо и недостойно внимания зрителя,  программа в эфир не выйдет». Но Бибигуль Нургалиевна высоко оценила мою работу, а я склонна доверять ее мнению.  В итоге подготовка программы на казахском языке заняла гораздо меньше времени, потому что уже через три месяца появился проект «Жан сырым».

— Вы обучались самостоятельно?

— Нет, у меня был прекрасный педагог Анар Бексултанова. Она занималась со мной три раза в день. Если мы не могли встретиться, то проводили онлайн-уроки. Я выполняла все ее задания. И чем бы я ни занималась по хозяйству, я всегда слушала плейер с казахскими диалогами. Но мне еще есть куда стремиться, ведь тексты к программам я пока пишу на русском языке, а коллеги переводят на казахский.

— Можно ли сказать, что вы относились к казахскому языку как к иностранному?

— Конечно, нет. Мой отец – казах, и он прекрасно владеет казахским языком. В принципе, я всегда слышала эту речь. Возможно, изучение языка потому и далось мне легко — это все было где-то на подкорке в голове, то есть я знала правильное произношение слов, склонения. Мне не пришлось все это заучивать, я автоматически произносила правильно. Думаю, нужен был просто толчок, чтобы запустить этот процесс. В общем-то, я всегда жила с мыслью, что пора начать глубокое изучение казахского языка, но до определенного момента в этом не было особой необходимости. После того, как я искусственно создала для себя ситуацию, из которой был только один выход, я начала изучать язык.

— Вы не опасаетесь, что в будущем вашим детям, которые сейчас обучаются на русском языке, как и вам, экстренно придется осваивать казахский язык?

— Я думаю, что дети заговорят по-казахски только после того, как я сама в совершенстве овладею языком. Честно говоря, я больше делаю это для своих детей, а не для работы. Сейчас у нас дома даже появилось строгое правило – говорить по-казахски. Если кто-то забывает его придерживаться, один из нас непременно о нем напоминает.

— У вас было много разных проектов. Можно ли назвать «Мою историю» особенным для вас?

— «Моя история» — первый совместный проект нашего семейного бизнеса, продакшн-компании Magic TV PRODUCTION. Название такое, потому что мое имя Майя произошло от слова «магия». Так вот, наше первое волшебство – программа «Моя история» и то, что происходит в ней с героями нашей программы. Нурлан Абдуллин на презентации описал это так: «Я не знаю, как это случилось, но будто все чакры открылись, и из меня полилось… словно перед алтарем. Я плакал перед женщиной и совершенно не стеснялся этого». После Нурлана Абдуллина еще многие звезды раскрывали передо мной, а значит и перед зрителем, свои души. Это и Кыдырали Болманов, Толкын Забирова, Роза Рымбаева, Илья Ильин, Байгали Серкебаев — очень многие. За два сезона мы сняли 70 передач, и безумно радует, что, помимо телевизионных рейтингов, «Моя история» собирает огромное количество просмотров в Интернете. Наибольшее — полмиллиона. Для получасовой передачи это очень и очень много! Редкая программа может похвастаться такими показателями. Причем я сейчас говорю не только о казахстанском, но и о российском контенте.

— Как вам кажется, почему ваши герои настолько откровенны? Может быть, есть особый прием, который вы используете?

— В журналистике существуют разные способы и приемы, как можно вызвать собеседника на откровенность. Один из них – неудобные и некорректные вопросы. Есть такая пословица: «Толкни кувшин – чем он наполнен, то из него и польется». Поэтому, если вывести человека из себя во время интервью, можно сразу увидеть его другую сторону, но, как правило, плохую. Это, пожалуй, самый простой метод, но менее эффективный. Настоящей откровенности вы точно не услышите. Построить душевную беседу, не дразня и не обижая гостя программы, гораздо сложнее. Необходимо сделать так, чтобы человек почувствовал, что вы искренне интересуетесь им, что не хотите унизить его, тем самым пытаясь возвыситься. К сожалению, многие ведущие так и делают, не понимая даже, насколько неприятно на это смотреть и насколько непотребный тон они задают в обществе, определяя бестактность как нормальный способ человеческого общения. Для меня же важно, чтобы после беседы у гостя не осталось ощущения, что я ногой открыла дверь в его душу, а уйдя, еще и оставила грязные следы.

Фото из личного архива
«Социальная журналистика сплошь состоит из неудобных вопросов».

— Как вы относитесь к неудобным вопросам?

— Неудобные вопросы можно и нужно задавать, тогда, когда речь идет не о личной жизни человека, не о сокровенном. А социальная журналистика сплошь состоит из неудобных вопросов. Их ставит перед нами время. Задача журналиста — найти на них как можно более объективные, правильные ответы.

— От каких человеческих качеств, по вашему мнению, журналисту нужно отказаться для получения информации?

— В первую очередь нужно избавиться от лени. Порой просто «ломает», когда на одних и тех же сайтах читаешь перепечатанный пресс-релиз. Да что там перепечатанный, есть коллеги, которые просто просят переслать релиз на почту, не утруждая себя перепечатыванием. Copy+Past — и готово! Без живого интереса и труда хороший, полный материал никогда не получится. И еще важно отказаться от нездоровой тяги к «жареному». Ведь важно не только первым выдать информацию, а выдать проверенную, надежную информацию. Чтобы не писать опровержений на следующий день и не вводить читателей в заблуждение.

— Майя, ваш проект вышел за пределы Казахстана, в программе появляются не только казахстанские звезды. Кто легче идет на контакт – отечественные или зарубежные герои?

— Мне очень легко договариваться с зарубежными звездами. В этом смысле Интернет – незаменимая вещь. Никто не хочет покупать кота в мешке. Когда я приглашаю кого-нибудь в свою программу, я делюсь с ними ссылками на предыдущие выпуски, в которых участвовали их коллеги. Таким образом у них появляется представление о проекте. То есть сейчас первый сезон работает на второй.

— Ваш проект расширил географию. А вы как журналист и телеведущая можете представить себя лицом зарубежного телеканала?

— Возможно, это прозвучит громко, но я хочу внести свой вклад в казахстанскую журналистику. Как говорится, где родился — там и пригодился. У меня здесь достаточно работы, поэтому я не хочу куда-либо уезжать. И если даже я получу подобное предложение, я вряд ли его приму.

— Многие программы можно посмотреть в повторе, используя Интернет. Чаще всего зрители так и делают. Вы сами смотрите телевизор?

— Да, я смотрю телевизор, хотя такая возможность сейчас выпадает реже. Тем не менее, я стараюсь отслеживать работу своих коллег с других телеканалов, наблюдать за тенденцией. Думаю, как профессионал я обязана это делать.

— В одном интервью вы сказали, что вы по жизни везунчик. Означает ли это, что все легко плывет к вам в руки?

— В моей жизни существует некий парадокс. Я удивительно собрана в работе: практически никогда ничего не забываю, не путаю, все успеваю в срок. Зато в быту рассеяна до невозможности. Не проходит и месяца, чтобы я что-то не потеряла: мобильник, кошелек, ключи, перчатки…Однако непостижимым образом все мои потери возвращаются ко мне, и в этом смысле я везунчик. А что касается работы, то все, что есть, достигнуто трудом.  Мой папа, мой  супруг не олигархи. Я никогда не искала легких путей, не ходила по головам. Просто много и упорно работала. Зато сегодня никто не вправе приписать мой успех себе, путь, который я прошла и продолжаю, он чистый, и от этого становится очень хорошо на душе. Ведь можно всех обмануть, правда? Кроме Всевышнего и себя самого.

Фото из личного архива
«Необходимо сделать так, чтобы человек почувствовал, что вы искренне интересуетесь им».

— А хотели бы вы попробовать себя в кино?

— Я в профессиональном плане еще хотела бы попробовать очень многое. Хочу плотнее заняться музыкой, записать собственный музыкальный альбом. Я пишу стихи и музыку уже давно, но нет времени поделиться этим с миром. И, да, я хотела бы сняться в кино, не так давно даже было предложение, но, к сожалению, мне пришлось его отклонить, так как в это время шли съемки моих основных проектов.

— Вам нравится, когда вас узнают на улице или в общественных местах?

— Я не могу сказать, что мне это не нравится. И вы усомнитесь, если кто-то ответит, что ему это неприятно. Меня радует, что поклонники, которые подходят ко мне в разных местах, как правило, очень интеллигентные и воспитанные люди. Никто никогда не показывает на меня пальцем, не ведет себя по-хамски. Это радует.

— Как вы относитесь к молодому поколению журналистов?

— Мне кажется, что в Казахстане уровень образования в целом качественно упал. Этого невозможно не заметить. Наша компания запустила бы целый ряд проектов, но их просто некому делать. Либо мы должны разрываться сами, либо находить толковых людей, а это очень сложно. Я думаю, что талантливые люди среди студентов журфака, безусловно, есть, однако многие сразу хотят получать большие гонорары, еще ничего не сделав. Так или иначе, здесь работает закон природы. Амбициозные, но нетрудоспособные могут претендовать на многое, но в конце концов в профессии остаются лучшие: с неподдельным интересом, знаниями, те, для кого журналистика — призвание, а не способ весело провести время.

— Говорят, что две звезды в семье не могут одинаково ярко гореть. Ваш супруг поддерживает вас в работе или же ревнует к успеху?

— Большая часть проектов была сделана с подачи моего мужа. Он постоянно меня подталкивал, убеждал, что мне нужен свой проект, что у меня все получится. Но я не была готова уйти в самостоятельное плавание. К тому же я была достаточно загружена, и на экране меня было «много». Если бы не его настойчивость, я бы на это не согласилась. Поскольку это продакшн-студия, всю закадровую работу контролирует Адиль. Он помогает мне во всем. Мы по жизни партнеры. Иногда у нас возникают творческие споры, но в остальном наши взгляды полностью совпадают.

— Майя, считаете ли вы, что красота – это ваша сила?

— Может быть, сейчас уже да. Но журналистика не любит красивых женщин, им всегда отказывают в уме и таланте. Почему-то принято считать, что при хороших внешних данных интеллект отсутствует. Я прошла «от» и «до» все проблемы, связанные с этим моментом. Например, меня по разным причинам не хотели брать в новости: то считали, что я слишком хороша, то слишком молода, то слишком женственна. Когда начинался проект «Другими словами», многие у меня за спиной нашептывали руководству телеканала: «Зачем вам это нужно?», «Да что она может?», «Кукла же просто». Но в итоге программа «Другими словами» стала самой рейтинговой на Седьмом канале. И тут, как говорится, комментарии излишни.

— Как вы думаете, на каком этапе своей карьеры вы находитесь – на пике или пожинаете плоды?

— Мне кажется, что я где-то вначале. А успеть хочу очень много, поэтому нужно спешить. Женский век — он сам по себе очень короткий. Мужчинам в этом плане проще. Они берут старт и двигаются к цели, а мы такой роскоши себе позволить не можем. На каком-то этапе мы берем таймаут, уходим в декретный отпуск, рожаем, ставим детей на ноги. Мы можем отвлекаться на это несколько раз на протяжении всей карьеры. Самое главное во всей этой гонке — не потерять себя, помнить, ради чего все это. Главное, оставаясь в профессии, оставаться человеком.

— Спасибо за интервью. Успехов вашим проектам.

— Спасибо вам.

Гульмира Жумабек  

 


 

(просмотры 787 за всё время, 1 Смотрели сегодня)

Источник →  newstaraz.kz


Источник →  newstaraz.kz


 

Больше новостей →  newstaraz.kz

 

Уважаемые посетители newstaraz.kz ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


   

NewsTaraz