newstaraz.kz

 
 

Марат Когамов: Полицейские во вред себе боятся применять оружие


pogudx3pqm4ncdm8g.eeeb1798
  21.07.2016 NewsTaraz.kz.

Почему так много гибнет полицейских от рук экстремистов? Стоит ли содержать в казахстанских колониях исламистов отдельно от других заключенных? Надо ли отменить мораторий на смертную казнь для террористов? Обо всем этом корреспондент NUR.KZ побеседовал с председателем Общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел, Директором НИИ уголовно-процессуальных исследований и противодействия коррупции Университета КАЗГЮУ, доктором юридических наук, профессором Маратом Когамовым.

Фото из личного архива Марата Когамова

— Марат Чекишевич, осужденные за религиозный экстремизм и терроризм люди сидят в колониях вместе с обычными преступниками. Стоит ли их содержать раздельно дабы не было влияния на обычных преступников со стороны радикалов?

— Рациональное зерно в Вашем предложении содержится. Если есть исправительные учреждения, в которых сегодня содержатся осужденные – бывшие работники судов, правоохранительных и специальных государственных органов, лица, уполномоченные на осуществление контроля и надзора за поведением осужденных, то почему не должно быть учреждений для осужденных за экстремистские и террористические преступления.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

В современных условиях эти преступления выходят по своему значению далеко за рамки «привычных» преступных посягательств и ими зачастую наносится вред, несопоставимый по своим последствиям с вредом от иных преступлений. Поэтому средством от заражения экстремистской и террористической идеологией лиц, осужденных за другие преступления, возможно, могло быть создание подобного исправительного учреждения.

Проблема здесь сегодня одна – исправительные учреждения по своим техническим возможностям (многие объекты построены в прошлые столетия) не могут во всех случаях обеспечить полноценное раздельное содержание осужденных. Выход только один – строить новые пенитенциарные учреждения по мировым стандартам и эта работа уже МВД и соответствующим профильным Комитетом министерства начата.

В целом замечу, что Уголовно-исполнительный кодекс всегда регламентировал правила раздельного содержания осужденных (мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых) в исправительных учреждениях.

Более того, сегодня согласно закону изолированно от других осужденных, а также раздельно содержатся: осужденные при опасном рецидиве преступлений; осужденные к пожизненному лишению свободы; осужденные, которым пожизненное лишение свободы заменено в порядке помилования лишением свободы на определенный срок; осужденные, которым смертная казнь заменена в порядке помилования лишением свободы.

Иначе говоря, можно считать, что Ваша рекомендация уже отчасти реализована в уголовно-исполнительной практике: судя по санкциям уголовного закона, экстремистские и террористические преступления отнесены к категории тяжких и особо тяжких преступлений, что влечет суровые меры уголовного наказания для их совершителей и дает основания предполагать, что они, как правило, содержатся раздельно от других категорий осужденных.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

— Последние события показывают, что полиция не способна порой оперативно реагировать на форс-мажор. Что надо сделать, чтобы полицейские в критических ситуациях были готовы к своевременному реагированию?

— Я уже обратил Ваше внимание на тот факт, что экстремистские и террористические преступления довольно необычные преступления. Видимо, мы, так долго не придавали значения угрозам, исходящим от лиц, совершающих эти преступления, что расслабились, притупили бдительность, авось у нас их не будет. Для полицейских сводок всегда была более привычной констатация фактов совершения преступлений в отношении граждан и юридических лиц. И вот уже случаи далеко не первых жертв среди полицейских.

Какие выводы из этого следуют.

Первое. Налицо дефицит мышления полицейских в конкретных жизненных ситуациях. Вместо активного сопротивления и защиты, к сожалению, убитые полицейские и граждане. В этом плане выгодно отличается зарубежная полиция: всегда экипирована, вооружена и умеет хорошо обращаться с оружием при любых обстоятельствах. В последнем случае это многократно прокрученные и повторенные ими на специальных тренировках в тирах и на криминалистических полигонах методы правильного и точного обращения с разными видами оружия, а также подходы к ликвидации вооруженных преступников. Как этого не хватает нашей полиции.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

Второе. Выход вижу в строительстве специализированных тиров, криминалистических полигонов (полиция на местах практически ими не располагает) и постоянном и последовательном обучении полицейских методам противодействия при вооруженных нападениях на полицейских и здания полиции. Безусловно, если не каждый день, то систематически полицейские должны обучаться приемам и способам ликвидации вооруженных преступников, уметь стрелять из всех видов огнестрельного оружия, а также иметь при себе на постоянной основе. Я не уверен в том, что все полицейские, которых мы видим в последние дни в бронежилетах и с оружием в руках, в реальности умеют с ним профессионально обращаться.

— Стоит ли дать полиции больше прав. Например, стрелять на поражение при конфликтной ситуации с нарушителем?

— Касательно компетенции и полномочий полиции. Полиция ими наделена с избытком. Другое дело, что среди полицейских, к сожалению, есть некомпетентные сотрудники и руководители. Другая проблема, которая влияет на эффективность работы полиции – эта слабое социально-экономическое положение сотрудников полиции: невероятно низкая заработная плата в сравнение с военнослужащими, прокурорами, судьями, при объективно существующих жизненных расходах, практически полное отсутствие премий за служебные результаты, отсутствие у подавляющего большинства жилья, в том числе служебного, неустроенность детей в детские садики, нетрудоустроенность супруга или супруги и т.д.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

К примеру, компенсация за аренду жилья сегодня распространяется только на оперсосотав, дознавателей и следователей системы ОВД, другие категории сотрудников этой государственной возможностью не обладают. Кстати, опера, дознаватели, следователи в ходе общения с ними всегда отмечают, что продолжают работать в ОВД только из-за возможности иметь компенсацию за жилье.

В качестве проблемы, существенно влияющей на полноценное выполнение полицией своей компетенции и полномочий, можно привести ненадлежащие условия работы полицейских: никуда не годные служебные здания, нехватка служебных кабинетов и т.д. Далеко за примерами ходить не надо. Например, загляните в служебные здания трех РУВД столицы и убедитесь в этом сами.

В контексте вышеизложенного, не отличается большой стабильностью кадровый состав полиции: ежегодно из полиции увольняется много тысяч сотрудников. Думаю, что пора по этому поводу обществу и государству забить тревогу и всерьез над этим задуматься.

Наконец, когда надо стрелять в правонарушителя, полицейские осведомлены достаточно, но бояться применять оружие и не только.

К примеру, в свете последних событий полицейским выдали электрошокеры. Так вот, по данным МВД они практически к правонарушителям не применяются. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, что нет оснований для этого. Плохо, когда они (основания) фактически существуют, но оружие и электрошокеры не применяются.

А причина кроется в том, что каждый случай применения оружия полицейским становится предметом не всегда объективного анализа и оценки со стороны прокуроров и судов. Зная об этом, полицейские стараются зачастую во вред себе, избегать его применять, чем пользуются часто нарушители законов.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

Считаю, что данный вопрос должен стать предметом обсуждения на самостоятельных заседаниях Совета Безопасности при Президенте РК. а также Координационного совета по обеспечению законности, правопорядка и борьбы с преступностью при Генеральном Прокуроре РК.

Кроме того, Верховный Суд мог бы заново вернуться к изучению правосудности судебных решений местных судов по всем случаям осуждения полицейских за применение служебного оружия.

— Некоторые считают, что главной причиной терактов являются социальные проблемы населения. Вы согласны? Что необходимо сделать, чтобы упредить такие ситуации?

— Причины террористических преступлений в своей исторической и современной основе достаточно многообразны. Ход современной истории человечества показывает, что ими могут быть внешние и внутренние факторы, включая социальные. При этом самый близкий источник таких актов, главным образом, связан с неэффективной работой современного госаппарата.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

Рецепты против предупреждения «социальных» терактов, я адресую, прежде всего, к чиновникам, работа которых еще не вызывает полного доверия у населения, чем охотно пользуются экстремисты и террористы: обладать нравственным сознанием, быть предельно внимательными к запросам и нуждам простых людей, никогда не брать взяток, не воровать из казны.

— Согласны ли, что ДУМК (Духовное управление мусульман Казахстана) могло бы более активную роль играть в этом процессе?

— Если откровенно, я не знаю, чем занимается на самом деле ДУМК. В числе последних событий есть и их прямая вина. Надо полагать, что ДУМК не управляет содержанием религиозной деятельности в стране, то есть практически не умеет распознавать и нейтрализовывать в установленном порядке радикальные течения в этой сфере. В стране имеется много признаков того, что не характерно для казахской нации исторически и становится реальной почвой для радикальных настроений среди отдельных групп населения. Это положение вызывает особую тревогу среди гражданского общества страны.

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

— Стоит ли отменить мораторий на смертную казнь для террористов?

— На данный момент человечество исследовало практически всё, что касается смертной казни. Здесь не осталось запретных тем. Бессрочный мораторий на исполнение смертной казни в Казахстане – это большое достижение нашего государства и его приверженность защите прав человека, а также реформированию правовой, включая уголовную, политики.

Я против отмены существующего моратория и возврата к применению смертной казни по отношению к террористам. На территории нашей страны в разные столетия было пролито много человеческой крови, поэтому, кто как не мы, должны полностью отказаться от смертной казни в нашем уголовном праве.

В контексте изложенного, хочу завершить свой ответ на Ваш вопрос словами Кистяковского Александра Федоровича, видного криминалиста второй половины 19 века, профессора Киевского университета, получивших отражение в его системном и до сих пор актуальном научном труде на тему: «Исследование о смертной казни» (1867).

ФОТО ПЕТР КАРАНДАШОВ ТЕКСТ ДАНИЯР ЕНИКЕЕВ

Вот, что он пишет по поводу роли и места государства в уголовной политике: «Преступник как бы тяжко ни было его преступление, слишком слаб и ничтожен по своим силам в сравнении с государством. Захваченный преступник уже не опасен государству, у государства есть время и независимость духа, в его власти ограничиться отнятием у преступника свободы».

И дальше, он дает разъяснение тому, почему человек не боится смерти вообще и смертной казни в частности: «Когда человек замышляет преступление, в его душе преобладает не страх наказания, а надежда на ненаказанность. Хотя человеку врождено чувство самосохранения, которое побуждает его избегать неприятностей, лишений и смерти, но это чувство нисколько не подавляет в нем других страстей. Если бы страх смерти абсолютно господствовал над человеком, не было бы ни самоубийц, ни солдата, ни матросов; человеческий род не знал бы ни рискованных и опасных предприятий в отдаленные страны, ни ремесел, мало благоприятных здоровью. Человек часто поступает так, как будто он ничего не боится; он злоупотребляет своими силами, он играет своею жизнью, как будто он никогда не может умереть. Причина, отчего человек так поступает, лежит в случайности опасностей, располагающей человека к забвению, и в непреодолимой силе природных побуждений и страстей, которые ослепляют человека и за близким настоящим скрывают опасное будущее. Потому-то рудокоп, работник на пороховом заводе, солдат, матрос часто в виду смерти пренебрегают ею за умеренное содержание. Потому-то и преступник, несмотря на угрозу смертной казни, совершает, под влиянием других побуждений, преступление. Страх смертной казни имеет одинаковую силу как над честным человеком, так и над преступником, и как первого он не удерживает от опасных предприятий, так последнего не останавливает на пути к преступлению».

Согласитесь, как тонко подмечено, ни добавить, ни прибавить к этим словам.

— Спасибо за интервью. 

(просмотры 1 за всё время, 1 Смотрели сегодня)

Источник →  newstaraz.kz


Источник →  newstaraz.kz


 

Больше новостей →  newstaraz.kz

 

Уважаемые посетители newstaraz.kz ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


   

NewsTaraz