newstaraz.kz

 
 

Иссыхающее Мертвое море: низшая точка Земли становится все ниже


20160620102438
  20.06.2016 NewsTaraz.kz.

Мертвое море — соленое озеро, расположенное в низшей точке Земли, — постепенно высыхает под палящим ближневосточным солнцем. Для живущих на его берегах это медленно протекающий кризис: найти дополнительные запасы воды для поддержания моря невероятно сложно, пишет Би-би-си.

Пожалуй, единственный факт о Мертвом море, известный абсолютно всем, — в нем нельзя утонуть.

Оно в восемь или девять раз более соленое, чем мировые океаны, настолько плотное и насыщенное минералами, что даже не похоже на нормальную воду — скорее на оливковое масло, смешанное с песком.

Десятилетиями ни один отдых в Святой земле или Иордании не обходился без фотографии купальщика в полулежащем положении прямо на поверхности, обычно читающего газету — для наглядности.

Однако Мертвое море — это еще и уникальная экосистема и чувствительный барометр состояния окружающей среды в этой части мира, где засушливый климат и необходимость орошать фермы приводят к постоянной нехватке воды.

Возможно, вы читали о том, что Мертвое море умирает. Нетрудно догадаться, почему эта формулировка так привлекает авторов заголовков, однако на самом деле это не совсем так.

По мере того как уровень воды снижается, ее плотность и процентное содержание соли возрастают — и рано или поздно наступит момент, когда масштабы испарения будут совпадать с объемом поступающей воды. Поэтому оно действительно может сильно уменьшиться, но полностью не исчезнет.

И все же море иссыхает тревожными темпами — его уровень падает более чем на метр за год.

Если вспомнить, что поверхность Мертвого моря — низшая точка на планете (сейчас это 420 метров ниже уровня моря), значит, ежегодно меняется и отметка низшей точки.

Оно находится настолько низко, что, когда едешь вдоль дороги, спускающейся к берегу, начинает закладывать уши — как при посадке самолета.

Пейзажи Мертвого моря невероятно, почти по-лунному красивы: представьте себе Большой каньон с озером Комо в его глубине. Люди древнего мира понимали, что в этом месте есть нечто особенное, даже если они не были точно уверены в том, что именно.

По легенде, вещества из этого района — часть секрета красоты Клеопатры, наравне с молоком ослицы и экстрактом миндаля, хотя на самом деле подобных сказок по всему Ближнему Востоку пруд пруди.

Возможно, что сюда наведывался поправить здоровье и царь Ирод, зимний дворец которого располагался неподалеку. Хотя его подпорченная историческая репутация, конечно, несколько обесценивает его как «звездного посетителя» этих мест.

Что-то мы знаем точно: например, римляне во времена господства на Ближнем Востоке установили жесткий контроль над дорогами вокруг Мертвого моря, обладающего огромными запасами соли — товара столь ценного, что он использовался в качестве платежного средствами.

Да и польза для здоровья, судя по всему, действительно есть. Высокое атмосферное давление может создавать условия, благоприятные для астматиков: я сам страдаю от астмы и почувствовал некоторую разницу.

А комбинация обогащенной минералами воды, смягчающей грязи и яркого солнца приносит облегчение людям с псориазом — тяжелой кожной болезнью. В некоторых странах работающие в сфере здравоохранения организации посылают сюда страдающих этим заболеванием людей в бесплатные терапевтические туры.

Так что, хоть Мертвое море иссыхает и меняется, от него все же есть экономическая польза. Туристы могут отдыхать на курортах как Иордании, так и Израиля, и обе страны экспортируют произведенную здесь косметику.

Часть береговой линии проходит по палестинскому Западному берегу реки Иордан, оккупированному Израилем, так что, возможно, в будущем палестинцы также смогут пожинать экономические плоды уникальных свойств этого моря.

Но нет сомнений в том, что масштабы падения уровня воды поражают.

Во время Первой мировой войны британские инженеры нацарапали на скале свои инициалы, чтобы отметить уровень воды. Век спустя эти царапины — высоко на высушенной скале.

Чтобы достичь оттуда моря, сейчас вам нужно спуститься вниз по скалам, пересечь оживленную магистраль, продраться через заросли болотных растений и перебраться через илистую отмель. В общей сложности два километра.

В нескольких километрах отсюда, в туристическом комплексе в Эйн-Геди, отступление воды создало огромную проблему.

Когда в конце 1980-х годов тут строили главное здание — с рестораном, душевыми и сувенирным магазином, — волны ударялись о его стены.

Сейчас заведению пришлось организовать специальный «поезд»: трактор тянет за собой вагончики до самого пляжа, еще около 2 км.

Нир Вангер, отвечающий за финансовые вопросы туристического комплекса, говорит, что уровень моря меняется пугающими темпами.

«Когда мне было 18, море было вот здесь. Речь не идет об отрезке времени в 500 или 1000 лет, — говорит он. — Мертвое море было здесь, а сейчас оно в 2 километрах. Трактор, бензин, персонал — все это обходится нам в 500 тысяч долларов в год — и все для того, чтобы догнать море».

«Я здесь вырос, на Мертвом море, здесь вся моя жизнь. И, к сожалению, последние несколько лет это не очень веселая жизнь — грустно видеть, как твой родной пейзаж исчезает, и понимать, что детям и внукам останется совсем не то, что было у тебя в детстве», — добавляет Вангер.

«Когда мы строили новый дом, жена спросила меня, хочу ли я вид на море, и я сказал, что нам нужно построить его с видом на горы, потому что они стоят на месте, а море постоянно отдаляется», — рассказывает он.

Нетрудно понять мистику Мертвого моря — с его уникальным химическим составом, сложным микроклиматом и взмывающими ввысь горами верблюжьего цвета — пейзаж, который и сейчас узнают даже Ирод и Клеопатра, с поправкой на странноватого вида многоэтажный бетонный отель.

Однако для геолога это лишь бессточное озеро, куда впадает река Иордан. Она впадает в озеро на севере, но дальше никуда не течет, просто испаряясь с его поверхности.

И хотя говорить о том, что Мертвое море умирает, — преувеличение, эта формулировка довольно точно описывает то, что происходит с рекой, которая его подпитывает.

Во время короткого сезонного дождей действительно бывают подтопления, когда вода начинает струиться по вади, пересохшим руслам рек. Но большую часть года они сухи, а сама река едва ли полноводнее ручейка.

В Израиле и на оккупированном Западном берегу есть места, где в сезон засухи через нее почти можно перешагнуть.

Когда-то Иордан был одним из великих водных путей древнего мира — в ней был крещен Иисус Христос, и даже в относительно недавнем прошлом он представлял собой бурную реку, подверженную разливам в дождливые зимы.

В 1847 году правительство США направило военно-морскую экспедицию для исследования Иордана.

Ее возглавлял доблестный офицер по имени Уильям Ф. Линч, заслуживающий упоминания в истории религии хотя бы только потому, что он, возможно, первый человек, установивший, что Мертвое море находится ниже уровня моря.

Описания Линчем своих приключений занятны, даже несмотря на его привычку описывать коренное население региона в манере, задевающей чувства людей XXI века.

Однако наиболее интересно его описание самой реки: в одном месте экспедиция натыкается на серию пятиметровых водопадов, разделенных порогами. Линч даже опасается, что может потерять на них одну или несколько лодок.

«Мы остановились у руин старого моста, сформировавших препятствия, через которые пенящаяся река несется, как горная лавина, — пишет он. — Река была 30 ярдов в ширину (27,5 м).

Еще 80 лет назад и даже позже в Иордане все еще было достаточно воды, чтобы позволить приехавшему из России инженеру Петру Рутенбергу построить в долине реки гидроэлектростанцию — ее заброшенные постройки все еще выделяются на фоне этого засушливого ландшафта.

Сегодня все совершенно иначе.

География региона, конечно, не изменилась. Северный участок реки впадает в Галилейское море, откуда южный участок течет к Мертвому морю.

Однако объемы воды, циркулирующей в этой системе, поразительно изменились за последние десятилетия — из-за сложной государственной политики в отношении воды на Ближнем Востоке.

Израильтяне построили плотину через южную часть Галилейского моря, которая дает стране контроль над объемами воды, поступающими в Иордан.

Израиль считает Галилейское море стратегически важным водным ресурсом, несмотря на то что производство пресной воды на опреснительных установках в Средиземном море также увеличивается.

Израильское правительство начало забор воды из долины Иордана в пятидесятых годах прошлого века — за 10 лет до того, как было завершено строительство дамбы.

Это создает проблемы для фермеров — как в Иордании, так и на палестинских территориях на Западном берегу, поскольку всем им нужна вода для орошения хозяйств и повседневных нужд.

Однако и у Израиля есть проблемы, несмотря на то что у него достаточно средств и энергетических ресурсов для обеспечения своего населения водой.

В реку Иордан вода поступает из реки Ярмук, которая течет по территории Сирии. За последние три десятилетия сирийцы построили на Ярмуке, которая когда-то питала Иордан, свыше 40 плотин.

Кое-кто в Иордании полагает, что Сирия построила некоторые из этих дамб, чтобы наказать Израиль и Иорданию за подписанный в 1994 году мирный договор.

Аналогичный договор в 1979 году был заключен ранее между Израилем и Египтом и вызвал крайне отрицательную реакцию арабских стран, в том числе и Сирии.

Остальные готовы согласиться с тем, что сирийцы строили дамбы, поскольку им была нужна вода. Так или иначе, результат один: некогда могучая река получает все меньше воды.

Разумеется, Иорданское Королевство также строило плотины для своих собственных нужд.

Если взглянуть шире, то долина реки Иордан — далеко не единственное место на Ближнем Востоке, где строительство дамбы вызвало серьезные споры.

Когда Турция в 1990-х годах построила на Евфрате плотину Ататюрка, Ирак и Сирия пожаловались на то, что в результате поступление воды на их территорию сократилось.

Существуют и другие факторы, влияющие на уровень воды в Мертвом море: и Израиль, и Иордания используют огромные испарительные бассейны для получения из воды фосфатов, которые затем экспортируются в качестве удобрений.

Этот процесс ведет к сокращению объема воды в реке Иордан, что, в свою очередь, является одной из главных причин кризиса Мертвого моря.

На иорданском берегу проживает небольшая община: несколько семей, выращивающих помидоры, бананы и арбузы на полях, которые орошаются грунтовыми водами, поступающими с окрестных гор.

Салим аль-Хувемель — один из этих фермеров. Подобно Ниру Вангеру из Эйн-Геди, он чувствует тесную связь с этими местами.

«Мы никогда отсюда не уедем, — говорит мне Салим, пока молодые мужчины из деревни прохладным вечером занимаются сбором дынь. — Даже если бы была опасность того, что Мертвое море поднимется и смоет нас в карстовую воронку, мы бы все равно всегда остались здесь».

Карстовые воронки — общий враг сельских жителей и малого бизнеса как на иорданском, так и на израильском побережье Мертвого моря.

Они формируются, когда на месте отступающей воды остаются подземные соляные залежи, которые затем обрушиваются в огромные расселины либо вымываются подземными водами.

Некоторые из кратеров просто гигантские — примерно 100 м в диаметре и 50 м глубиной.

Местность, испещренная воронками, выглядит так, словно здесь в течение нескольких десятилетий происходили мощные землетрясения.

Иорданские фермеры показали мне место, где когда-то стояла старая соляная фабрика, которая в один момент обрушилась под землю.

На участке побережья, относящемся к палестинской территории, был закрыт курорт, поскольку часть его поглотила еще одна карстовая воронка.

В Израиле пришлось закрыть бензозаправку: дорога на подъезде к ней начала покрываться трещинами, образовались провалы.

Всего у берегов Мертвого моря сейчас насчитывается свыше 5500 таких воронок, в то время как еще 40 лет назад не было ни одной.

Здесь можно стать свидетелем геологических процессов, которые происходят в реальном времени. Замечательное место для ученого, считает доктор Гиди Баер из Геологической службы Израиля.

По словам доктора Баера, предсказывать места образования карстовых воронок у ученых получается все лучше и лучше.

Это важно, если вспомнить, что неподалеку от Мертвого моря проходит несколько трасс с интенсивным движением. Однако проблема усугубляется.

«В этом году, например, образовалось около 700 воронок, в предыдущие годы это число было меньше. В девяностые речь шла о нескольких десятках, а теперь это сотни», — говорит Баер.

Диагностика того, что происходит с Мертвым морем, не так сложна — в конце концов, мы знаем, что уровень воды уменьшается уже по меньшей мере сто лет — с тех пор как британские инженеры оставили свои имена на скале.

Однако ответить на вопрос о том, что следует делать, намного сложнее. Это серьезный научный и политический вопрос. Геологи допускают, что в далеком прошлом уровень воды мог быть и выше нынешнего, и ниже.

Вопрос заключается в том, какова стоимость и каковы преимущества любой попытки «спасти» Мертвое море. И что это будет — попытка замедлить снижение уровня моря или же более амбициозная задача, заключающаяся в повышении уровня моря.

«Мы должны спросить себя, что мы пытаемся сохранить здесь», — говорит доктор Иттай Гавриели, сотрудник Геологической службы Израиля.

«Пытаемся ли мы повысить уровень моря? Для того чтобы сохранить уникальную среду Мертвого моря? И для чего — для развития туризма? Если мы хотим восстановить течение Иордана, тогда Израилю, например, придется опреснять больше воды, а для этого потребуются дополнительные средства, к тому же подобные изменения повлекут за собой серьезные изменения в окружающей среде», — считает доктор Гавриели.

И если поток Иордана будет восстановлен, вряд ли стоит ждать от отчаянно нуждающихся в воде палестинских и иорданских фермеров на обоих берегах реки, что они будут сидеть сложа руки, наблюдая, как река течет мимо в интересах науки.

Однако делать все-таки что-то надо.

Салем Абдель Рахман, активист ближневосточного экологического движения EcoPeace из Иордана говорит: «Мы говорим о спасении Мертвого моря не потому что это хорошо или плохо, а потому что то, что происходит с Мертвым морем сегодня — симптом неправильного управления водными ресурсами. Спасение Мертвого моря будет знаком того, что мы излечиваемся от этой болезни и двигаемся к более здоровой окружающей среде».

Если течение Иордана окажется невозможным возобновить, то наиболее вероятным способом изменения нынешней ситуации станет постройка трубопровода, который будет доставлять воду через пустыню из Красного моря, расположенного далеко на юге региона.

Подобные идеи витают в воздухе давно. Британские инженеры когда-то предполагали построить канал, соединяющий Средиземное море с Красным через Мертвое.

Такой канал мог бы стать альтернативой Суэцкому, находившемуся под контролем Великобритании. Однако из-за того, что уровень Мертвого моря ниже уровня моря, осуществить этот проект оказалось невозможным.

Даже при современном развитии инженерной науки, осуществление этого проекта было бы сопряжено с огромными техническими трудностями.

Согласно этому плану, воду из Красного моря нужно сначала опреснить (соленая вода загрязнит уникальный химический состав Мертвого моря). Затем ее необходимо поднять на большую высоту и направить в огромные трубы, которые уже будут доставлять ее через пустыню к месту назначения.

Дополнительные запасы пресной воды нужны не только Иордану и Израилю, но и палестинцам, поэтому Всемирный банк поддержал эту идею, а США, скорее всего, обеспечили бы проект как минимум стартовым капиталом.

Однако осуществлению этого проекта препятствуют разного рода технические, финансовые и политические трудности, и вряд ли он будет осуществлен в сколько-нибудь ближайшем будущем, если ему вообще суждено сбыться.

Не исключено, что страны Ближнего Востока сочтут подобное сотрудничество невозможным — подобного рода соглашения в этой части света очень редки.

В таком случае Мертвое море будет продолжать высыхать с такой же скоростью как сегодня, однако не умрет окончательно.

Изучение солености и плотности говорит о том, что Мертвое море однажды достигнет точки равновесия и пересыхание остановится. Проще говоря, объем воды в этом соленом коктейле и количество испаряющейся влаги достигнут баланса.

Кроме того, у Мертвого моря припасен еще один трюк: да, определенное количество воды испаряется, но море гигроскопично, то есть поглощает воду из окружающей атмосферы. Это своего рода встроенный механизм безопасности.

Вполне возможно, что пляжные лежаки в Иордании и Израиле еще какое-то время придется передвигать ближе к воде, однако, когда некоторый минимальный уровень будет достигнут, этот процесс остановится.

Так что эта история не о том, как Мертвое море умрет, а скорее — вдохновляющая история о том, как природа в регионе, где человек не всегда был осторожен в обращении с природными ресурсами, может найти способ, чтобы защитить себя.

(просмотры 5 за всё время, 1 Смотрели сегодня)

Источник →  newstaraz.kz


Источник →  newstaraz.kz


 

Больше новостей →  newstaraz.kz

 

Уважаемые посетители newstaraz.kz ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


   

NewsTaraz