newstaraz.kz

 
 

Даляпраз Букетова: Завтра может грохнуться вся система связи в Казахстане


94aaa226ad376e1d931d74f3f3650049da57caab
  27.05.2016 NewsTaraz.kz.

«Казахтелеком» при его нынешнем руководстве — прямая угроза национальной безопасности страны

Экс-директор департамента управления персоналом АО «Казахтелеком» Даляпраз БУКЕТОВА проработала в компании 12 лет и была уволена якобы из-за сокращения штата. Она рассказала редакции, как и с чем ей пришлось бороться в «Казахтелекоме», чтобы сохранить кадровый потенциал компании.

Даляпраз Букетова.

Сокращение строптивых

— Большая редкость, когда руководитель такого уровня – топ-менеджер крупнейшей в стране компании, пусть даже бывший, — приходит в СМИ с желанием поделиться внутренней информацией о компании. Что вас побудило пойти на такой крайний шаг?

— Я 12 лет проработала в «Казахтелекоме» и вкладывала в дело душу. То, что сейчас происходит с коллективом и с компанией, меня крайне тревожит. У меня нет розовых очков, в «Казахтелекоме» воровали всегда, но то, что происходит сейчас, — это просто невозможно нормально воспринимать. Даже с учетом того, что мы живем в Казахстане, где с понятием, что коррупция – это норма, уже выросло целое поколение.

— За что вас уволили?

— Официальная трактовка – сокращение моей должности, но перед этим я два года подвергалась прессингу и запугиваниям. Я хотела создать прозрачную систему управления людьми, в которой объективная оценка деятельности каждого работника напрямую влияла бы на его заработок и возможность роста, что позволило бы на 80 процентов сократить трайбализм и коррупцию.

— Что это было за нововведение?

— В 2013 году я защитила «Стратегию социальной ответственности» и новую кадровую политику. Совет директоров решил передать в департамент, которым я руководила, фонд заработной платы, а это более 70 процентов всего бюджета компании.

Потратили $2,5 млн, чтобы сэкономить $150 тыс.

Дело в том, что за последние пять лет, то есть с момента назначения Куанышбека ЕСЕКЕЕВА председателем правления АО «Казахтелеком», работникам компании ни разу не повышалась зарплата. Наши сотрудники обеднели процентов на 60. Чтобы исправить ситуацию, мы начали внедрять систему оценки должности (грейдирование) и индивидуальную оценку деятельности, то есть ключевые показатели результативности (КПР). Проще говоря, кто лучше работает — тот больше получает. Это очень прозрачная система, которая позволяет создать «кадровый лифт» с самого низа и до верха. Данная система неудобна для бездельников и непрофессионалов. Одним из важных пунктов «Стратегии социальной ответственности» является борьба с коррупцией. Я раньше не сталкивалась всерьез с этими вопросами, но в стратегии мне пришлось углубиться в детали. В компании была создана комиссия, которая разбирала коррупционные дела, и, так как я была автором этой стратегии, меня были вынуждены принять в эту комиссию. Масштабы коррупции меня просто шокировали.

— О каких всё же масштабах идет речь?

— Не было ни одного филиала или подразделения, где бы не было нарушений по закупкам или приватизации, но виновные отделывались легким испугом, а увольнялись только исполнители. Как человек, который долго проработал в этой системе, я прекрасно понимаю, что наказывали исполнителей — тех, кто вынужден выполнять приказы, а не того, кто получает дивиденды от этого. Летом 2015 года я обратилась в совет директоров со своими сомнениями по этим вопросам. На этот шаг меня также побудило и то, что на данном совете обсуждался вопрос продления полномочий стратегического директора, который за период своей работы достаточно серьезно уже навредил системе.

Плюс я прекрасно видела, какие договоры проходили через мой департамент: суммы уже пошли не на миллионы тенге, а на миллионы долларов.Это арестованный антикоррупционной службой г. Алматы директор по стратегическому управлению «Казахтелекома» Батыр МАХАНБЕТАЖИЕВ, который пришел на эту должность в команде Есекеева. Деятельность Маханбетажиева сейчас очень тщательно проверяется из-за уголовного дела, в котором также замешан Сейтказы МАТАЕВ.

— Что это были за договоры?

— Начиная с 2012 года компания закупала консалтинговые услуги по разработке стратегии компании. Как доктор по бизнес-администрированию, я знаю, что стратегия для компании пишется как минимум на пять лет. Но у нас каждый год закупался консалт на миллион долларов США. Сначала это была немецкая компания Detecon International GmbH, после нее пришла компания McKinsey & Company, а потом PrisewaterhouseCoopers (PwC). Последняя компания также разработала создание центра кадрового документооборота, и ей за это заплатили почти 2,5 миллиона долларов США до девальвации. Результатом этого проекта будет увольнение 22 кадровиков в регионах. Оклады этих сотрудников составляют максимум 100 тысяч тенге, компания за год сэкономит от силы 150 тысяч долларов США. То есть 2,5 миллиона долларов заплатили, чтобы сократить 22 кадровика? И когда эти затраты окупятся – через 15 лет, то есть никогда. Эти вопросы я поднимала на совете директоров, говорила своему руководству, что это неэффективно и способствует социальной нестабильности, ужасно действует на коллектив как в регионах, так и в центре. Я обратила внимание, что в итоге программу кадрового документооборота писали наши же программисты, а не PwC. На что было потрачено 2,5 миллиона долларов?!

Если уж так надо было сэкономить эти деньги, то можно было бы сократить искусственно созданные должности топ-менеджеров, оклад которых составляет около миллиона тенге в месяц, не считая премий и бонусов.

Факсимиле зятя министра обороны

— Кому и за что платят такие зарплаты в АО «Казахтелеком»?

— Я их называю «зайчиками» (как метко дал им определение президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ) — это огромное количество непонятных людей, занятых непонятно чем.

— Можете их назвать?

— В первую очередь это управляющий директор по продвижению медиаконтента Бауржан Муратович ИЗБАСАРОВ — зять министра обороны Казахстана Имангали ТАСМАГАМБЕТОВА. Я уважаю Имангали Нургалиевича, но его зять более пяти лет работает в компании моим непосредственным начальником, а я видела его пару раз. Наверное, он хороший человек, но никакого отношения к управлению персоналом не имеет. Он пришел в компанию и занял такую высокую должность, когда ему еще и 30 лет не исполнилось. Меня попросили обучить парня — не вопрос, но как я буду это делать, если он не ходит на работу? Из-за этого, кстати, вышел очень крупный скандал с его факсимиле.

— Что это за история?

— Его факсимиле ставилось на большие договоры по обучению, развитию и так далее — без его ведома. Когда Маханбетажиев уклонялся ставить свою подпись, то в ход пускал факсимиле Бауржана Избасарова.

— Он доверил ему свое факсимиле?

— Особого регламента нет, но я точно сказать не могу – это не моя компетенция.

— Избасаров знал, что его факсимиле используют в таких целях?

— Когда он об этом узнал, был ужасный скандал, в который вмешали меня. Но я материально не ответственное лицо и к подписанию договоров не имею отношения, мы только готовили материалы по приказу руководства. Его факсимиле я в глаза не видела и распоряжаться им не имела никакого права.

— А в чем там проблема была?

— Внутренний аудит выявил, что огромное количество дорогих договоров шли за его подписью. Первое время, чтобы получить его подпись, я отправляла сотрудников в его офис. И думала, что так эта система и работает, а потом оказалось, что кто-то «шлепал» его факсимиле.

— У него отдельный офис?

— Да, он не сидит в «Казахтелекоме», в компании нет даже его кабинета, у него свой личный офис, он занимается своим бизнесом, часто его даже в стране нет.

Еще я не устраивала этих «зайчиков» из-за моей стратегии. Если бы мне удалось внедрить свою систему по зарплате, то они не смогли бы получать тех денег, которые получали, и лишились бы всех своих премий и бонусов, а это многомиллионные суммы. Один такой «зайчик» обходится компании в 17-18 миллионов тенге в год, а те, кто получает бонусы, — в два раза дороже. Всю работу за Избасарова и Маханбетажиева в системе управления персоналом выполняла я, у нас функции и КПР дублировали друг друга. Мне даже приходилось вместо них участвовать в заседаниях совета директоров. Против работы моего департамента стали фабриковаться разного рода документы, и меня ими стали запугивать. Я предложила проверить мою работу с участием финансовой полиции, тогда они от меня отстали на полгода и даже извинились.

За время руководства компанией Есекеевым количество управляющих директоров выросло с 10 до 24. Большая часть из них — родственники влиятельных людей из КНБ, сената и руководства «Казахтелекома». Некоторые из них получают зарплату не только в центральном аппарате компании, но и в филиалах.Но после моего заявления о происходящем в совете директоров мою должность упразднили, а меня сократили. HR-директором назначили друга Маханбетажиева — Берика БИТАБАРОВА.

— Законно ли занимать две должности в компании?

— Нет, конечно, и я поднимала этот вопрос — это полное противоречие всем уставным документам компании.

«Заячий» десант с юга

— Кого еще вы считаете «зайчиками»?

— Список включает больше десятка фамилий. Все эти люди и их родственники в основном с юга Казахстана — из Шымкента или Жамбылской области. Отмечу, что ребята очень молодые. В соответствии с кадровой политикой компании, чтобы получать такую зарплату, они должны были расти с первого по четвертый уровень, доказать свои навыки. Но они все сразу пришли на четвертый уровень.

— Какие примерно у них оклады?

— От 800 тысяч тенге и выше. Плюс премии, плюс бонусы — до 20 миллионов тенге. Когда я поднимала все эти вопросы, то тут же появлялся документ от Есекеева, в котором говорилось, что это суперспециалисты, без которых компания умрет.

— То есть все управляющие директора — чьи-то родственники или протеже?

— Нет. Есть те, кто действительно прошел путь от менеджера и вырос внутри компании. Многих из них просто убрали, чтобы назначить тех, кого я перечислила выше. Сейчас осталось примерно 40 процентов топ-менеджеров, которые выросли внутри компании: они настоящий оплот «Казахтелекома», а раньше их было 80 процентов. Но благодаря руководству г-на Есекеева ситуация в корне изменилась, и я опасаюсь, что компания просто ляжет на бок. Очень сильные специалисты ушли и в российские компании – айтишники, технари и другие ценные кадры. С 2012-2013 годов регулярно поднимается вопрос, что компанию нужно сократить на треть, то есть из 27 тысяч сотрудников останется примерно 17 тысяч, а это катастрофа для «Казахтелекома». И самое ужасное — начался вывод капитала из компании в немыслимых масштабах. «Казахтелеком» с 2012 года сотрясают скандал за скандалом. После продажи своих дочерних предприятий — компаний «Алтел» и Kcell — «Казахтелеком» едва держится на плаву, потому что эти активы приносили основную прибыль. В продаже этих операторов связи участвовали те же компании, которые были замешаны в скандале с Гульнарой КАРИМОВОЙ, дочерью президента Узбекистана.

Масштабы воровства шокируют

— Раз уж вы заговорили о выводе капитала из «Казахтелекома», вы должны чем-то подтвердить свои слова.

— Летом 2015 года предпринимательница Аклия ДЗЕВУЛЬСКАЯ обратилась в партию «Нур Отан». В своем письме она рассказала, как создала собственную компанию-провайдера и пыталась продавать услуги связи — интернет и телефонию от АО «ДКП (Дирекция корпоративных продаж – Ред.) «Казахтелеком». Дзевульская пришла в ДКП подключаться как провайдер и выяснила: за то, чтобы быть провайдером, надо отдавать часть прибыли. Раньше Дзевульская работала тоже в компании-провайдере AsTi Partners Company, эта компания имела 50-процентную скидку, что практически невозможно получить обычной компании, в чем Дзевульская и убедилась, придя в ДКП. Когда она копнула глубже, то выяснила, что учредителями компании являются некто Т. НУРАМБЕКОВ и А. ДАУЛБАЕВ — последний занимал в «Казахтелекоме» должность начальника отдела корпоративных продаж. Дзевульская рассказала об этом в своем письме в партию «Нур Отан», сообщив, что в AsTi Partners Company скидка от ДКП распределялась следующим образом — 20 процентов брали себе, а оставшиеся 30 процентов обналичивались. Насколько я знаю, конкретно с этой компанией разобрались. Но таких провайдерских компаний в Казахстане – сотни, в каждом филиале – десятки. Если бы антикоррупционная служба проверила бы всех, кто имеет скидки, можно было бы заметить, что они до 30 процентов от скидки ежемесячно отдают в виде отката. Это огромные деньги.

— Может быть, это частный случай?

— Поэтому я и обращаюсь в СМИ, в государственные органы, чтобы провели проверку. Я не экономист, мне трудно оценить масштабы воровства, но то, что я услышала на заседаниях комиссии по борьбе коррупцией, меня сильно шокировало. Я уже говорила, что сотрудникам «Казахтелекома» пять лет не повышали зарплату: как мне кажется, у компании просто не остается на это денег после всех безумных тендеров, которые там проводятся. Как я полагаю, «дело Матаева», в котором фигурируют сотрудники «Казахтелекома», – это общий тренд, просто некому проверять.

Но дело не только деньгах, речь идет о национальной безопасности.Поднимите «панамские» документы – там найдете очень много знакомых имен, например, Айгуль НУРИЕВУ, которая принимала все основные решения по закупкам. Ее голос был решающим, потому что она представитель частного капитала и у нее большой пакет акций. Весь вопрос в политической воле, но боюсь, что смелости ни у кого не хватит, если учесть, кто покровительствует г-же Нуриевой.

Режимный объект или проходной двор?

— Вы не преувеличиваете?

— «Казахтелеком» — это режимный объект. Когда «Казахтелеком» заказывал консалтинговые услуги, сотрудники консалтинговых фирм, о которых я говорила выше, получали доступ ко всей информации по техническому и кадровому потенциалу нацкомпании. Даже к тем сведениям, которые требуют очень высокий уровень доступа.

— Как их допустили?

— Это очень серьезный и важный вопрос. Их (сотрудников консалтинговых фирм. – Ред.) было огромное количество, они спокойно ходили в офисах компании и имели доступ ко всем документам и ко всей информации компании. А они не то что какого-то уровня доступа не имели — они даже не граждане Казахстана: все их офисы зарегистрированы в Америке, Германии и России. Эти ребята, которые болтаются под видом «консалтов» в «Казахтелекоме», хотели даже провести психологические тесты всего топ-менджмента компании, но я их остановила. Этого нельзя делать, потому что завтра многие из топ-менеджеров нацкомпании могут занять посты в правительстве, стать министрами, а все их «потроха», психологические проблемы и так далее будут известны иностранцам — это же компромат на первых людей республики!

— На некоторых ресурсах, которые блокируют в Казахстане, вдруг появляется переписка политологов, журналистов с высокопоставленными чиновниками. Есть даже переписка заместителя генерального прокурора Казахстана Андрея КРАВЧЕНКО и помощника премьер-министра. Сканы писем целыми пачками публикуются. Это как-то связано с тем, что сейчас происходит в «Казахтелекоме»?

— Напрямую связано. Именно с приходом Есекеева началась безумная утечка информации.

— Я правильно понимаю, что есть угроза утечки информации в США, Германию, Россию? Где находятся базы данных КНБ, МВД, Министерства финансов, Генпрокуратуры, Службы охраны президента? Шавкат САБИРОВ, президент «Интернет-ассоциации Казахстана», чья переписка выплыла в Сети, сказал, что информация была получена с серверов, а не путем взлома личной почты.

— Я не айтишница, но, по словам специалистов, значительная часть серверов размещена в «Казахтелекоме». Я вам больше скажу: сейчас г-н Исекешев (Асет ИСЕКЕШЕВ, министр по инвестициям и развитию. – Ред.) лоббирует закон о сертификации связи, и если его примут, то отруливать все будет «Казахтелеком». Как может находиться сертификат безопасности страны в компании с участием частного капитала?!

— Как понять — «отруливать»?

— Это значит, что все интернет-ресурсы страны он «закроет» на один ключ. Эта система – рай для хакеров, причем даже начинающих. Сейчас хакер вынужден вскрывать отдельно каждый ресурс, а если внедрят сертификацию, то всего лишь надо будет взломать одну систему, чтобы получить доступ ко всем сайтам. Это нонсенс. Или просто преступление против государства. Когда об этом написали в Facebook, то откликнулись американские программисты, они сказали, что это безумие.

— А у кого будет доступ к этому ключу?

— У «Казахтелекома», который уже нельзя считать режимным объектом, и это будет просто катастрофа. То есть завтра может грохнуться вся система связи в Казахстане.

— Получается, что на всех сайтах можно запустить любую информацию единовременно, например, о массовых беспорядках?

— Да, именно так. И причем очень легко! Ему [хакеру] не надо будет взламывать все сайты, ему достаточно взломать один ключ — и всё. То есть один хакер и еще пара человек, которые начнут ставить какую угодно информацию, могут устроить хаос в Казахстане.

— А базы силовых ведомств и спецслужб тоже можно будет взломать?

— Конечно. В знаменитом романе Стига ЛАРССОНА «Девушка с татуировкой дракона» очень хорошо показана такая реальность, когда девочка-интроверт входила на любые ресурсы и перекачивала деньги. Та же история с Эдвардом СНОУДЕНОМ. Но в Казахстане всё будет гораздо серьезнее.

Вы кому-нибудь говорили об этих проблемах?

— Это уже мой третий поход за правдой. Я обратилась в СМИ и направила письма в партию «Нур Отан», в «Самрук-Казына».

— Ответы получили?

— Пока нет. Надеюсь, это интервью ускорит получение ответа. А после выхода интервью я обращусь в финансовую полицию.

Анна КАЛАШНИКОВА

(просмотры 2 за всё время, 1 Смотрели сегодня)

Источник →  newstaraz.kz


Источник →  newstaraz.kz


 

Больше новостей →  newstaraz.kz

 

Уважаемые посетители newstaraz.kz ! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и терпимость к мнению других пользователей. Сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, провокаций, оскорблений и дискуссий, не относящихся к теме статьи будут удаляться. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Подобные сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


   

NewsTaraz